1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Однажды я узнал...

Рейтинг:   / 13
ПлохоОтлично 

Максим Мерещак

Однажды я узнал, что стану отцом. Как это было, при каких обстоятельствах - не важно. Узнал и все тут. Причем узнал раньше жены. Да, так бывает. Особенно когда женщина до последнего момента отказывается в это верить.

Конечно, к этому моменту она уже все поняла, но какое-то упрямство или подспудные мысли, что вдруг все те тесты на беременность врут, тошнота вызвана несвежей едой, которую съела неделю назад, и просто до сих пор не проходит, месячные просто немного (на две недели) задерживаются, все это дает весомое основание женщине верить, что никакой беременности нет и все по старому. Поэтому я узнал о беременности своей жены как минимум на неделю раньше её самой. А потом и её убедил в этом. Как оказалось не напрасно. А то какой бы был для неё сюрприз через девять месяцев!

Но я немного отвлекся. Итак, я узнал, что стану отцом. Ну, узнал и узнал, что тут особенного. Думаю, по всему земному шару ежеминутно об этом узнают еще тысяч десять мужчин. И вот я в одну минуту с этими десятью тысячами мужчин и узнал. И ничего не изменилось. Я думал, изменится – зазвучат фанфары, или появиться сияние или вообще какой-то знак свыше. Но этого ничего не было. Конечно же, я обрадовался. Не мог не обрадоваться, так как всю жизнь (ну не всю, а последние лет десять) мечтал о настоящей семье. Чтобы так по-настоящему, дом, жена и само собой дети. Как без них! И детей непременно чтобы не менее пяти. С годами я с собой договорился уменьшить эту цифру до двух. Поэтому на самом деле я очень радовался. Радовался долго – недели две. Да и потом меня не покидало какое-то благостное расположение духа. И в мозгу все время мысль – Я стану отцом. Вот именно так – Я стану отцом и точка. Большая такая.

А что дальше? Что дальше я не знал. И не знал, что мне делать, чтобы стать отцом. Нет, ну конечно, я знал, ЧТО нужно сделать. Но это я сделал месяцем ранее. А сейчас что? Мне нужна была какая-то опора. Ведь все, что было до этого, весь мой жизненный опыт ничего не говорил о том, как мне вести себя в изменившейся обстановке. Я слышал из рассказов старшего поколения, что мужчина должен помогать беременной половинке, выполнять все её прихоти, терпеть капризы, возить на прием в женскую консультацию, отвезти в роддом и забрать её оттуда с ребенком, а еще содержать семью, купить ребенку приданое и оборудовать ему место обитания. На этом, как я думал мой вклад и исчерпывался. И решил действовать по этому простому и четкому плану.

Но женщины народ непредсказуемый, нелогичный. Как у них это получается - не пойму. Вот только у меня все в голове сложилось, я поставил цели, определил способы их достижения, она мне заявляет, что для того чтобы стать отцом всего этого мало. Якобы многие отцы не могут найти общий язык со своими детьми, не получают от них любви, чувствуют себя лишними из-за того что мало уделяют им внимания ещё до рождения. Что, мол, ребенок еще до рождения все чувствует, слышит голос близких людей и другие звуки, осязает прикосновения. И после рождения ребенок будет узнавать человека, который с ним общался, будет к нему привязан.

Вот жена мне и говорит, что нужно бы мне разговаривать с животиком, рассказывать сказки и вообще описывать все, что происходит вокруг, а также гладить его, здороваться, когда прихожу домой, желать «Спокойной ночи» и «Доброго утра», петь песенки, короче, все то, что я в здравом уме, не будучи с жуткого похмелья, по своей воле не выдумал бы и по собственной воле делать не стал. Ну как можно говорить с животом?!! Это для меня как с рукой или ногой разговаривать. Еще дойдет до того, что с каждой частью её тела придется по отдельности по утрам и вечерам общаться. Никакого времени не хватит. Только этим и буду заниматься.

Но нет, убедила. Говорит не с животиком, а с ребенком будешь говорить. А ведь он уже живой. Растет. Думает. Радуется. Чувствует. Я как представил, решил – надо. Ведь если бы мне, живущему в мамином животике, постоянно что-то говорили ласковыми голосами, то я, даже не понимая смыла этих слов, наверняка знал бы, что меня там, снаружи, любят и ждут.

Но и это еще не все, продолжила ликбез моя благоверная. Если уж начал, то надо идти до конца. И начала перечислять. Отец должен в первый год жизни ребенка особенно в первый месяц, как можно больше времени проводить с ребенком, общаться, играть. А еще кормить (оказывается, это делает не только мама), гулять, переодевать, купать, успокаивать, укачивать, стричь ногти. А вы видели эти «ногти»! Любые детские ножницы – гигантские гильотины по сравнению с этими плёночками на пальчиках размером со спичку. А самое главное на десерт и, причем, самое экстремальное - смена подгузников. Вы видели как метят территорию бегемоты? Я видел. По телеку. Они опорожняют свой кишечник и разбрасывают все это вокруг, крутя хвостом. От смены подгузников, особенно вначале, эффект примерно такой же.

Но это я испытал на себе уже потом. А в тот момент я как все это услышал – сбежать захотелось. Куда-нибудь. Не важно. Подальше. К пингвинам в Антарктиду, как в детстве мечтал. Чтобы ни о чем этом не думать и жить по-старому. Забыть как сон. Но потом вспомнил, что у пингвинов вообще только отец высиживает птенцов – расхотелось.

А тут она еще, многозначительным тоном говорит, что, мол, встречаются такие мамочки, которые запрещают мужу все это делать, так как боятся, что муж сделает все не так, или не дай Бог уронит ребенка или оторвет ему что-нибудь своими огромными неуклюжими ручищами. А она не такая и мне повезло, так как она мне это запрещать не будет, более того она очень бы хотела, чтобы я все это делал.

Сначала я чувствовал какой-то подвох. А не хотят ли на меня свалить все обязанности по воспитанию ребенка? Возражал. Шумел. Так и так, не мужское все это дело. Она убеждала. И убедила. Под грузом неопровержимых фактов (с беременной не поспоришь) я сдался. Нет, конечно, не сдался. Принял решение – действовать по новому плану. Целью стало - стать хорошим отцом. Нужным. Первым делом мы пошли в книжный магазин и купили книгу «Отцовство для чайников». Точно названия не помню, но как-то так. Из неё я очень многое узнал о воспитании детей в Америке. Но было, конечно же, и много полезных советов, которые можно применить и в нашей действительности. И я начал воплощать их в жизнь.

Я стал, как только появлялась возможность разговаривать с животиком, точнее с «пузожителем». Мы его называли Малыш. Мы не знали его пол, т.к. решили сделать себе сюрприз, а это имя подходит для обоих полов. Я рассказывал ему о том, что происходит вокруг, гладил животик, пел ему песни, играл на гитаре (не прошел даром опыт студенческих вечеринок), каждый день перед сном желал ему спокойной ночи, каждое утро говорил «с добрым утром», короче делал то, что со стороны могло казаться легкой степенью помешательства. Ну и конечно же его маму я тоже не оставлял без внимания. Вместе с ней ходил на приемы в женскую консультацию, вместе радовался движениям Малыша, глядя в монитор аппарата УЗИ. Мы ходили на курсы для подготовки к родам, где я был единственным папашей (видели бы вы как моя Лена гордилась мной), ходили на собрания Маминого клуба раз в две недели.

Сначала было тяжело. Непривычно. Потом начало нравится, приносить радость. Появились совместные шутки, смешные ситуации. Стал ближе с женой. Появилось ощущение того, что я делаю что-то важное. И перманентная радость.

Вскоре пришло первое признание меня Малышом. Моя любимая жена очень ждала, когда Малыш первый раз толкнется в живот. Она очень просила его сделать это, но он упрямился. И вот однажды перед моим приходом домой она сказала Малышу, что папа должен вот-вот прийти и попросила его толкнуться мне в ладошку. И вот когда я пришел домой и, приветствуя Малыша, положил руку на животик, я почувствовал слабый толчок мне в руку. А потом еще один. Это был Малыш. И тогда я понял, что все было не напрасно. И первому Малыш толкнулся мне, и даже не маме, которая являлась в этот момент для него всем миром.

Потом Малыш уже толкался очень много и охотно до самого рождения. Мы даже придумали ему прозвище – Выпятюшка. Потому, что выпячивался.

А однажды я узнал, что стану отцом. Потому что понял, что жена рожает. Причем узнал раньше жены. Да, так бывает. Особенно когда женщина до последнего момента отказывается в это верить. Даже когда живот тянет весь день, даже когда интервал между схватками становится все меньше и меньше, ведь нельзя же звонить доктору в два часа ночи и мешать ему спать, тем более я же плотно поужинала – какие могут быть роды! Было весело.

А когда её с побритым животом увозили в операционную, я очень волновался. Как никогда в жизни. С ней все было нормально, она улыбалась, их ждало плановое кесарево. А я оставался на лавочке в приемном покое. Один. И хоть все было по плану и вовремя, я волновался. Нет, я боялся. Я боялся, что с ней или с Малышом что-то может случиться. Мои страхи были такие неопределенные, что становилось еще страшнее.

А потом я проснулся. Проснулся от телефонного звонка. А в трубке её голос. И слова. Что родился сын. И что он здоров. И его крик. И теперь его зовут Димка, как мы оба хотели. А проспал я совсем немного – минут двадцать. А за это время так много произошло. Началась новая жизнь. Лена стала мамой. Я - папой.

Где-то через час я уже стоял в палате возле кровати моей жены и держал на руках моего сына. Сразу после рождения. И я был рядом, когда он рождался. Всего лишь этажом ниже на лавочке. Но был рядом с ними. И для меня это очень важно.

Потом были дни ожидания выписки. И каждый день я был рядом с ними не подолгу, но каждый день. После выписки я взял отпуск на работе на месяц и провел его дома рядом семьей, помогая и приобретая новые навыки. Я учился быть отцом и старался как можно больше времени провести с сыном. И даже после выхода на работу это оставалось моей целью. Я укладывал его спать, играл, учил проказничать, говорить, вставал по ночам, менял подгузники, купал и многое другое. Активно участвовал в его жизни. Многое делал в первый год неправильно, но искренне.

А первое слово моего Димки было «Папа», и долгое время он называл меня и свою маму Папами.

Сейчас моей самой что ни на есть настоящей семье почти 2 года. С появлением сына я почувствовал, что я стал еще больше нужен моим родным, я не чувствую себя лишним. Я с радостью иду домой, потому что знаю – меня здесь любят и ждут. И я чувствую какую-то особенную связь с моим сыном, когда он смотрит на меня, тянет ко мне ручки, говорит «Папа», играет, смеется, бежит, чтобы пожалел. Жена даже немного ревнует, хотя она все это и затеяла. Как я уже говорил женщины – народ непредсказуемый, нелогичный. И мне кажется, что первый экзамен по отцовству, с её помощью, я выдержал. Я понял одно – чем больше занимаешься ребенком, тем больше получаешь взамен. Впереди еще много всего. Но я хочу проводить как можно больше времени с моим сыном. С моей семьей.

Автор: Максим Мерещак

Обсудить на ФОРУМЕ


Пожалуйста, поделитесь материалом с друзьями:

Добавить комментарий


Полезное

Последнее видео

Случайное изображение

Говорят наши дети

Папа у нас мужик, потому что рулит (за рулём авто). ДАША ШАЙДУРОВА, 2,5 года

Это интересно

Loading...

Кто на сайте

Сейчас 2860 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Рекомендуем

Краевой «Забег младенцев». Следите за новостями: mamochki22.ru/zm

Наши партнеры

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика
Администрация может не разделять точку зрения авторов и не несет ответственности за сообщения пользователей.
При использовании материалов сайта прямая активная ссылка на www.mamochki22.ru обязательна.